Мир сегодня горит, а монашество утрачивает силу, приходит в упадок, теряет достоинство. Если из монашества уходит духовное, то в нем потом ничего не остается.

…Очевидно, что люди даже не понимают, что мы уже переживаем знамения последних времен, что печать антихриста становится реальностью. Словно ничего не происходит. Поэтому Священное Писание говорит, что прельстятся и избранные. Те, в ком не будет доброго расположения, не получат просвещения от Бога и прельстятся… Потому что тот, в ком нет Божественной Благодати, не имеет духовной ясности, как не имеет ее и диавол.

Архимандрит Иоанн ( Крестьянкин)

(1910 – 2006 г.)

Любовь к Богу

Без Бога нет и не может быть никакой любви! То, что входит в современное понятие этого слова, есть лишь похоть очей и гордость житейская (1 Ин. 2,16)

В старину того почитали несчастным, кто знает все Мир сегодня горит, а монашество утрачивает силу, приходит в упадок, теряет достоинство. Если из монашества уходит духовное, то в нем потом ничего не остается., но не знает Бога. И того считали блаженным, кто знает Бога, хотя бы и не знал ничего другого.

Счастье человеческое не в чем ином, как в единении с Богом, исполнении Его спасительных заповедей.

Любовь к ближнему

Мы с вами, пожалуй, даже не задали бы Господу вопрос: "Кто же ближний наш?" Ибо теперь почти повсеместно и откровенно все для нас стали дальними. Даже кровные родные, даже родители и те отстранены непомерно разросшимся нашим "Я".

"Я" и "мое" — вот наш новый жизненный закон. По нему и самые близкие, те, кто вложил в нас свою жизнь, израненные многими тяготами трудов, болезнями Мир сегодня горит, а монашество утрачивает силу, приходит в упадок, теряет достоинство. Если из монашества уходит духовное, то в нем потом ничего не остается. и скорбями, израненные нами же, напрасно будут ждать от нас помощи. И вчерашние друзья сегодня уже перестанут быть ближними нашими, впав в беду, потеряв возможность быть нам полезными на празднике жизни, в погоне за счастьем.

Тут мы даем полную свободу оценке всего и всех. Так незаметно никого близкого не оказывается рядом с нами, не находим мы того, кто был бы достоин нашей любви: один — грешник и недостоин любви; другой — иноверный или инакомыслящий; третий — сам ископал себе яму, в которую впал, значит, достоин наказания.

И вот мы уже не исполнители закона, а судьи. И вопрос "как спастись?" звучит праздно, попранный отвержением Мир сегодня горит, а монашество утрачивает силу, приходит в упадок, теряет достоинство. Если из монашества уходит духовное, то в нем потом ничего не остается. Богом данной заповеди о любви к ближнему. У нас нет ближнего.

Но любовь к Богу на земле по заповеди Божией является только с любовью к людям. Сердце христианина может согреваться и гореть только двуединой любовью и к Богу и к людям одновременно. Если же наше сердце чёрство и жестоко по отношению к брату - к человеку, то, омрачённое неприязнью, холодностью, жестокостью, оно становится равнодушным или лицемерным и к Богу. И рай, который мог быть так близко - в сердце нашем, уходит, тускнеет, и грех нелюбви рождает преслушание, самость и самолюбие.


documentafuwzbd.html
documentafuxgll.html
documentafuxnvt.html
documentafuxvgb.html
documentafuycqj.html
Документ Мир сегодня горит, а монашество утрачивает силу, приходит в упадок, теряет достоинство. Если из монашества уходит духовное, то в нем потом ничего не остается.